Старение надпочечников

Наталья 18 Апреля в 0:00 442 0


Старение надпочечников
В процессе онтогенеза происходят глубокие изменения как в общей массе и морфологической структуре, так и в физиологической активности коркового слоя надпочечников.

С возрастом изменяется соотношение между массой коры надпочечников и массой мозгового слоя: у взрослых людей оно равно 1:1, у пожилых и старых — 1:2.

В старости масса надпочечников уменьшается.


У мужчин после 70 лет она равна 12.16 г. у женщин в этом возрасте — 11.72 г.

В коре надпочечников в процессе старения наступают специфические изменения: увеличивается ткань пучковой зоны и происходит глубокая инволюция клубочковой и сетчатой зон коры надпочечников. Изменения в структуре надпочечников выражаются в разрастании соединительной ткани, в частом развитии микроаденом, очаговых гиперплазии, лимфоплазмоцитарных инфильтратов, атрофии коры надпочечников (Алешин, 1961; Нагорный и др., 1963).

В коре надпочечников также отмечаются дегенеративные изменения: нечеткость границ клеток, ядерные пикнозы, полихромазия и сморщивание плазмы, уменьшение корковых клеток, неравномерное распределение жира в пучковом слое, атрофия мозгового вещества и расширение ex vacuo кровеносных капилляров.

Ультраструктурные изменения коры надпочечников в процессе старения изучались Шапошниковым (1977, 1978). Им обнаружены фестончатость контуров ядер эндотелиальных клеток капилляров надпочечников, просветление матрикса митохондрий; в некоторых эндотелиальных клетках появляются вторичные лизосомы, липидные гранулы, вакуолизация и дискомплексация крист митохондрий, гидратация цитоплазмы и внутриклеточных органоидов эндотелия, что свидетельствует о дистрофических процессах в капиллярах надпочечников старых животных. Нарушаются условия транскапиллярного обмена.

Морфологические исследования коры надпочечников у старых животных показали различную степень изменения их в зависимости от вида животного. У старых мышей они выражены значительно больше, чем у крыс и птиц. Интерес представляют не только возрастные и видовые, но и половые изменения коры надпочечников.

В зрелом возрасте определяется большая ширина пучковой и сетчатой зон коры надпочечников у самок крыс по сравнению с самцами. У старых самок происходит расширение сетчатой зоны, а у самцов — сужение пучковой и сетчатой зон коры надпочечников (Копьева, 1972).

Функциональные изменения коры надпочечников

Клубочковая зона

Эта зона продуцирует минералокортикоиды, относящиеся к стероидным гормонам. Основными минералокортикоидами являются альдостерон (электрокортин) и 11-дезоксикортикостерон. Альдостерон — более активен.

Баланс солей калия и натрия, а вместе с ними и распределение воды в организме определяются уровнем секреции альдостерона, который является важнейшим натрийзадерживающим средством. Ряд исследователей считают, что секреция альдостерона не уменьшается с возрастом и не зависит от пола (Pincus et al., 1955; Albeaux-Fernet et al., 1958; Memeo, 1961), другие (Свечникова и др., 1976) указывают на закономерные изменения выделения альдостерона в различные возрастные периоды.

При этом выявлены половые различия в функционировании клубочковой зоны коры надпочечников: у женщин зрелого возраста суточное выделение альдостерона с мочой в 1.33 раза больше, чем у мужчин (14.50±1.10 мкг, или 40±3.05 нмоль, у женщин и 10.89±1.10 мкг, или 30±3.05 нмоль, у мужчин).

У мужчин достоверно значимое уменьшение суточного выделения альдостерона с мочой наступает после 70 лет (8.14±0.76 мкг, или 23±2.11 нмоль), а у женщин после 60 лет (10.37±0.66 мкг, или 29±1.83 нмоль). Характер снижения выделения альдостерона у мужчин и женщин также различен. У мужчин наступает очень медленное, постепенное снижение выделения альдостерона с мочой, у женщин — более интенсивное.

В глубокой старости выявлена противоположная молодому возрасту ситуация: у пожилых и старых женщин выделение альдостерона с мочой меньше, чем у мужчин. Серио и сотр. (1972) полагают, что у старых людей происходит замедление метаболического превращения альдостерона по сравнению с молодыми людьми. В силу этого концентрация его в плазме крови существенно не различается на всех этапах старения организма, несмотря на то что в старости действительно происходит значительное уменьшение его секреции.

Снижение секреции альдостерона во многом связано с ослаблением гипоталамо-гипофизарного контроля функции клубочковой зоны. В этих условиях имеет приспособительное значение повышение ее чувствительности к кортикотропину и вазопрессину (Магдич, 1979). Можно полагать, что изменение регуляции секреции альдостерона играет определенную роль в сдвигах ионного гомеостаза при старении.

Пучковая зона

В процессе старения пучковая зона увеличивается за счет клубочкового и сетчатого слоев. Этой зоной коры надпочечников выделяются глюкокортикоиды — гормоны, действие которых направлено на регуляцию обмена белков, углеводов и жиров. Они играют жизненно важную роль в стрессовой реакции организма.

Важнейшие представители этой группы гормонов у человека — гидрокортизон (кортизон) и кортикостерон. Расширение этой зоны в пожилом возрасте рассматривается как приспособительная реакция, способствующая поддержанию выработки глюкокортикоидов. Определение стероидных гормонов с глюко-кортикоидной активностью у лиц различных возрастных групп проводилось рядом исследователей.

В норме у взрослых людей вне состояния стресса концентрация 17-оксикортикостероидов (17-ОКС) в плазме периферической крови колеблется от 90 до 170 мкг/л (248—469 нмоль/л). Суточное выделение суммарных 17-ОКС с мочой равно в среднем 3.76 мг (10 мкмоль) с колебаниями от 1.32 до 5.59 мг (3.6—15.4 мкмоль). В возрастном аспекте исследовались как общие количества гормонов в крови, так и содержание свободной и связанной форм гормонов. Несмотря на.большое количество исследований, по этому вопросу нет единой точки зрения.

Некоторые авторы (Pincus, 1956; Borth et al., 1957; Баранов, 1960; Hochstadt et al., 1961) считают, что глюкокортикоидная функция коры надпочечников вовсе не изменяется в процессе старения и не имеет половых различий, что расценивается ими как положительный фактор, имеющий большое значение в физиологии и патологии старения, особенно в процессах адаптации.

В противоположность этому ряд исследователей (Albeaux-Fernet et al., 1958; Смолянский, 1964; Свечникова, Беккер, 1970; Dorfman, Ungar, 1965; Беккер, 1967) считают, что глюкокортикоидная функция коры надпочечников, хотя и незначительно, но все же изменяется с возрастом. По данным Свечниковой и Беккер (1970), уровень глюкокортикоидных гормонов в плазме крови и экскреция их с мочой уменьшаются лишь после 60—70 лет, и в 80 лет суточное выведение с мочой 17-оксикортикостероидов составляет 35% по отношению к нормальным величинам у взрослых.

К глубокой старости (90 лет и старше) концентрация глюкокортикоидов в плазме крови у мужчин уменьшается в 1.4 раза, у женщин — в 2 раза. Так, для женщин суточная экскреция 17-ОКС с мочой составляет 2.73±0.41 мг (7.5±1.13 мкмоль), концентрация кортизола в крови — 86.0±10.2 мкг/л (237±28 нмоль/л), а для мужчин — соответственно 2.73±0.96 мг (7.5±2.65 мкмоль) и 91.0±12.9 мкг/л (251±36 нмоль/л).



При исследовании долгожителей (Сичинава, 1964) выяснилось, что у них сохраняются реактивность коры надпочечников и довольно высокая инкреторная их деятельность. Это дает основание предполагать, что система гипофиз—кора надпочечников функционирует у долгожителей на протяжении всей жизни на более высоком уровне, чем у обычных людей, что, очевидно, является одним из факторов, способствующих долгожительству.

За последнее время появились работы, свидетельствующие о возрастных изменениях метаболизма глюкокортикоидов (Свечникова, 1972). Самым заметным сдвигом является: накопление предшественника кортизола — 11-дезоксикортизола. Количественно и в процентном отношении эта фракция и ее тетрагидропроизводные увеличиваются у старых лиц по сравнению с таковыми у лиц зрелого возраста почти в 3 раза.

Обращает на себя внимание увеличение содержания фракций кортизола почти на 2% и уменьшение суммы фракций тетрагидропроизводных кортизона почти на 7% по сравнению с нормальным распределением. В клинике и эксперименте на крысах показано, что экзогенно введенный кортизон у старых людей и животных значительно) медленнее исчезает из плазмы крови, чем у молодых.

С другой стороны, введение экзогенного адренокортикотропный гормон (АКТГ) у старых животных приводит к образованию кортикостероидов, но со значительным запозданием по сравнению с тем, что наблюдается у молодых животных: (West et al., 1961; Serio et al., 1972). Полученные результаты исследований приводят авторов к выводу, что с возрастом происходят изменения в метаболизме глюкокортикоидов, выражающиеся в некотором уменьшении их выработки по сравнению таковой в молодом возрасте и замедлении их метаболизма, что способствует сохранению его прежнего уровня в крови.

Объяснение этих нарушений авторы видят в уменьшении печеночного кровотока, количественных изменениях функции гепатоцитов, нарушении активности ферментов, принимающих участие в метаболизме глюкокортикоидов, а также в уменьшении утилизации кортикостероидов в связи со снижением интенсивности обменных процессов в организме.

В эксперименте на крысах в ткани железы (Копьева, 1972) определялась активность ферментов, принимающих непосредственное или косвенное участие в кортикостероидогенезе: 3-в-ол-дегидрогеназы, НАД- и НАДФ-диафораз, щелочной фосфатазы и сукцинатдегидрогеназы.

Выявлено, что активность изучаемых ферментов и в зрелом, и в старом возрасте выше у самок, чем у самцов, и с возрастом почти не изменяется. Нарушение функции печени проявляется также в значительном снижении связанных 17-оксикортикостероидов в плазме крови (Hochstaedt et al., 1961) и более выраженном повышении свободных 17-ОКС после введения АКТГ в пожилом возрасте, чем в молодом.

В противоположность высказыванию авторов, которые в основу изменения метаболизма кортикостероидов ставят нарушения ферментных систем, есть мнение, что ферменты, участвующие в обмене кортикостероидов, на протяжении всей жизни сохраняют высокую активность, чем и объясняется высокая функциональная активность глюкокортикоидной функции коры надпочечников в пожилом и старческом возрасте.

В настоящее время известно, что кортизод и кортикостерон циркулируют в крови в значительной степени ассоциированными или связанными с белками крови. Связывание осуществляется специфическим белком, принадлежащим к фракции а-глобулина — транскортином.

Принято считать, что биологической активностью обладают только свободные формы гормонов, в то время как связанные являются буферным механизмом, предупреждающим резкие изменения количества биологически активного гормона в крови и восполняющим потери гормона в результате его разрушения печенью и выделения почками.

С возрастом отмечено повышение содержания глобулинов, к которым принадлежит транскортин. Исследования, проведенные на крысах (Беккер и др., 1972), показали, что концентрация кортикоидов в крови у самок крыс больше, чем у самцов: 411±18 мкг/л (1186±52 нмоль/л) у самок и 203±8.3 мкг/л (586±24 нмоль/л) у самцов. Кастрация самок приводила к снижению (302±8.7 мкг/л, или 872±25 нмоль/л), а самцов — к повышению (271±2.4 мкг/л, или 782±7 нмоль/л) концентрации кортикостероидов в периферической крови.

Отмечено также, что у самцов с возрастом наряду с повышением количества кортикостерона в крови происходит изменение в содержании свободных и связанных форм кортикостерона: растет концентрация свободных форм, а связывающая способность сыворотки крови по отношению к кортикостерону снижается.

По-видимому, это свидетельствует об изменении каких-то характеристик транскортипа, наступающих с возрастом. К сожалению, в литературе данных о влиянии возраста на связывание гормона с белками плазмы крови почти нет. Важным фактором является то, что при старении наступают существенные изменения во влиянии глюкокортикоидов на метаболизм тканей. Никитиным (1977) показаны возрастные различия в действии кортизона на обмен белков.

Кортизон вызывает усиленный распад белков во всех тканях, кроме печени. У молодых крыс общая масса печени при введении кортизона в дозе 25 мг/кг массы тела увеличилась на 80.7%, у старых — на 3.3%. В старости белковые фракции наращиваются равномерно, а у 1-месячных животных — в основном только за счет альбуминов. При исследовании содержания кортикостерона в тканях и органах белых крыс показано, что насыщенность кортикостероном тканей разных органов изменяется с возрастом неодинаково.

К старости уровень кортикостерона выравнивается во всех исследуемых органах (мышцы, печень, сердце, мозг), что дает право автору на вывод: ткани не испытывают значительного дефицита в гормоне, что в свою очередь может объясняться уменьшенным выделением его с мочой и «щадящим» использованием тканями. В последнее время появились данные о распределении и свойствах гормональных рецепторов в клетках при старении.

Оказалось, что концентрация рецепторов с высоким сродством к глюкокортикоидам с возрастом прогрессивно уменьшается в расчете на единицу массы органа и концентрацию белка цитозоля в мышцах, мозге и жировой эпидидимальной ткани. В печени и предстательной железе концентрация этих рецепторов увеличивалась до 13 мес, а затем в печени держалась на постоянном уровне, а в простате уменьшалась.

Таким образом, глюкокортикоидная функция коры надпочечников в процессе старения подвергается некоторым изменениям. Это подтверждается данными о снижении содержания глюкокортикоидов в крови и экскреции их с мочой, нарушением их обмена, что ведет к изменению их фракционного состава и более замедленному выделению гормонов из организма.

При старении развиваются не только количественные, но и качественные сдвиги в реакции тканей на действие гормонов коры надпочечников. Рост чувствительности клеток к гормонам коры надпочечников в условиях сохранения базального уровня их секреции обеспечивает адекватные ответы тканей при осуществлении приспособительных реакций.

Н.И. Аринчин, И.А. Аршавский, Г.Д. Бердышев, Н.С. Верхратский, В.М. Дильман, А.И. Зотин, Н.Б. Маньковский, В.Н. Никитин, Б.В. Пугач, В.В. Фролькис, Д.Ф. Чеботарев, Н.М. Эмануэль
Похожие статьи
показать еще
Prev Next