Неотложная помощь при острой горной болезни

Юлия 13 Октября в 0:00 587 0


Первое сообщение об остром развитии горной болезни было сделано китайцем Тоо-Кином между 37-м и 32-м годом до нашей эры. Автор предупреждал о такой болезни, которую он испытал при подъеме на гору Килик Пасс высотой 4827 м в Афганистане. К ранним сообщениям о горной болезни относится ее описание в 1590 г. иезуитским священником Хозе де Акоста, прожившим около 40 лет на высоте 5334 м в Перуанских Андах. Случаи высотной болезни с летальным исходом были впервые зарегистрированы в 1875 г., когда два французских воздухоплавателя погибли на высоте 8534 м. 

В США в настоящее время имеется более 100 000 активных альпинистов. Многие покорители горных вершин абсолютно не информированы или плохо представляют себе медицинские аспекты опасности больших высот. Эти факторы в сочетании с транспортировкой по воздуху и серьезной конкурентной борьбой среди альпинистов способствовали быстрому росту частоты горной болезни и других заболеваний, связанных с подъемом на большие высоты. 

Воздействие пониженного атмосферного давления, имеющего место на больших высотах, может ощущаться в следующих случаях: при подъеме в гору; при полете в самолете или космических летательных аппаратах, на воздушном шаре и планере; в барокамере (с низким давлением или вакуумом). Связанные с таким воздействием опасности для здоровья разделяются на две категории: осложнения, обусловленные большой высотой (снижение барометрического давления и низкое содержание кислорода в окружающем воздухе); осложнения, связанные с неблагоприятным воздействием окружающей среды, такими как холод, сырость, лавиноопасность, молнии, ультрафиолетовое облучение и т. д. 

Пострадавшие от высотной болезни часто имеют сопутствующие заболевания — гипотермию, отморожение, травматические повреждения и глубокие нарушения вследствие ультрафиолетового облучения.

Отсчет больших высот обычно начинается с отметки более 2438 м над уровнем моря. В США подъем в горы выше этой отметки случается редко. Точные и полные данные о патофизиологических изменениях, вызываемых гипоксией на большой высоте, отсутствуют. При этом одним из основных нарушений, по-видимому, является сбой в зависимости от аденозинтрифосфата (АТФ) натриевого насоса, который в норме поддерживает клеточное осмолярное равновесие. 

Неадекватная выработка АТФ вследствие снижения окислительного клеточного дыхания препятствует поддержанию градиента натрия внутри и вне клетки. Это может способствовать генерализованному отеку, сочетающемуся с высотными нарушениями. Гипоксия индуцирует также изменения секреции антидиуретического гормона, соматотропина и других гуморальных регуляторов. 

С увеличением высоты уменьшается барометрическое давление, так что лица, поднимающиеся в гору, дышат воздухом с низким парциальным давлением кислорода (процентное содержание кислорода остается относительно постоянным). На высоте 5486 м парциальное давление кислорода составляет половину его величины на уровне моря. Перенос кислорода обусловлен достаточным насыщением им артериальной крови, которое не снижается значительно до тех пор, пока высота составляет от 2743 до 3048 м. 

При физической нагрузке это происходит раньше. Снижение поступления кислорода является пусковым механизмом рефлекса с каротидного гломуса, что вызывает гипервентиляцию, частично компенсирующую уменьшение снабжения кислородом. Физическая нагрузка сопровождается падением Ра02, так как диффузная емкость легочных капилляров не может быть на одном уровне с ускоренным легочным кровотоком. Для сна на большой высоте характерна выраженная гиповентиляция со значительными периодами ненасыщения артериальной крови кислородом. Седативные средства, используемые для обеспечения сна на больших высотах, способны усугубить дыхательную гипоксию. 

Гипоксический вентиляторный ответ организма варьирует и может стать основным фактором, способствующим развитию серьезной высотной болезни. Лица, не стимулируемые гипоксией к гипервентиляции, могут иметь более глубокие изменения при периодическом дыхании и переносят более длительные периоды гипоксемии, что способствует повреждению сосудистой мембраны и возникновению легочной гипертензии. Выносливые атлеты, практически не реагирующие на дыхательную гипоксию на уровне моря, на больших высотах предрасположены к развитию отека легких

При быстром подъеме на большую высоту увеличение выделения мочи обусловливает уменьшение объема плазмы, что способствует ухудшению многих показателей гомеостаза. Уже имеющейся дегидратации еще больше способствует неадекватное потребление жидкости наряду с увеличением ее потерь при дыхании холодным и сухим горным воздухом. 

Острая горная болезнь (ОГБ) — наиболее часто наблюдаемая высотная болезнь. Это самолимитирующееся заболевание возникает вследствие быстрого подъема на большую высоту у неакклиматизированных лиц. ОГБ имеет место у 20—30 % лиц, поднимающихся на высоту от 2438 до 2743 м не менее чем за 24—48 ч, и практически у всех восходящих (без длительных остановок) на высоты более 3353 м. 

Почти у 45 % туристов, поднимающихся в долину Хумбу в восточном Непале, чтобы обозреть гору Эверест, развивается ОГБ; у 1 % из них появляется тяжелый отек легких или головного мозга. У лыжников в Колорадо частота ОГБ составляет 15—17 %, у альпинистов, покоряющих гору Мак-Кинли, — 50 % (у 3 % из них развивается отек легких или головного мозга), а у поднимающихся на гору Райниер — 70 %. Среди последних отек легких или головного мозга возникает редко, что, вероятнее всего, обусловлено тем, что спуск с этой горы менее сложен и все базовые лагеря отдыха располагаются ниже 2896 м, поэтому ночлег туристов проходит в более благоприятных условиях на меньшей высоте. Четкой связи между возникновением ОГБ и исходным физическим состоянием или полом не отмечено. 


Наиболее частыми симптомами заболевания являются головная боль, потеря аппетита, тошнота, рвота, раздражительность, бессонница, одышка при напряжении и повышенная утомляемость. Головную боль связывают с подострым отеком головного мозга или с возникновением спазма или расширения сосудов головного мозга вследствие гипокапнии или гипоксии (соответственно). Другие описанные симптомы включают общую слабость, усталость, одышку, головокружение, ухудшение памяти, снижение способности к концентрации внимания, сильное сердцебиение, тахикардию, боли за грудиной, шум в ушах и олигурию. 

Расстройство сна вследствие головной боли и появления дыхания Чейна—Стокса (возникает практически у всех на высоте более 2743 м) может вызывать особое беспокойство и способствовать развитию отека головного мозга при гипоксии. По всей вероятности, у многих пострадавших от горной болезни имеется субклиническая форма высотного отека легких.

У восприимчивых индивидуумов симптомы болезни обычно возникают через 4—6 ч после подъема на большую высоту, достигают максимальной выраженности через 24—48 ч, а затем постепенно стихают (в течение 3—4 дней). Однако в некоторых случаях симптомы ОГБ остаются незамеченными в первые 18— 24 ч или же могут персистировать более 5 сут. 

Несмотря на умеренную слабость, развитие горной болезни не является показанием к эвакуации или проведению специфической фармакотерапии. Симптоматика обычно обостряется при увеличении физической нагрузки. Некоторое облегчение достигается путем сведения к минимуму физической активности, воздержания от алкоголя, увеличения потребления жидкости для обеспечения адекватной гидратации, приема легкой пиши, введением диеты с преимущественным содержанием углеводов, а также отказа от курения. 

Головную боль можно снять аспирином или кодеином; в случае тяжелой боли необходимо дополнительное дыхание кислородом. Тошнота и рвота обычно устраняются противорвотным препаратом прохлорперазином (компазин), который является также легким стимулятором дыхания. Расстройство сна можно уменьшить постоянной ингаляцией кислорода во время сна. ОГБ может быть предшественником других, более серьезных форм высотной болезни. 

Окончательным вариантом лечения является спуск с гор. Вполне достаточным может быть снижение высоты до 305 м; пострадавший должен быть перемещен на высоту, оптимальную для достижения его нормального состояния. 

Наилучший способ предотвращения ОГБ состоит в акклиматизации посредством постепенного подъема в горы или пребывания на достигнутой высоте в течение нескольких дней. Однако если соблюдение этой рекомендации невозможно или ею намеренно пренебрегают, то назначение ингибитора углекислой ангидразы ацетазоламида (диамокс) способствует улучшению состояния или полному предупреждению болезни. Ацетазоламид принимают по 125—250 мг каждые 8—12 ч за 1 день до восхождения, в пути и в течение 1—2 сут после восхождения. 

В случае возобновления симптомов он может использоваться и непосредственно во время передвижения. Хотя применение этого препарата не может полностью предотвратить ОГБ, оно позволяет устранять периодически возникающие дыхательные расстройства. Часто наблюдаемые побочные эффекты включают парестезию губ и конечностей, усталость и учащенное мочеиспускание. Назначение ацетазоламида не исключает необходимости быстрого спуска пострадавших в случае более тяжелого развития острой горной болезни. При умеренной выраженности ОГБ могут использоваться слабые седативные средства. Триазолам (галцион), дериват бензодиазепина с периодом полураспада в сыворотке крови 23 ч, является препаратом короткого действия, назначается внутрь по 0,25—0,5 мг и идеально подходит для использования на большой высоте. Следует избегать назначения наркотиков. 

В своей работе Hackett высказал предположение, что дексаметазон (декадрон) способен предупредить горную болезнь у лиц с небольшой физической активностью, но не у хорошо тренированных субъектов. Если получение дексаметазона прекращается до наступления акклиматизации, то развитие ОГБ весьма вероятно. Дексаметазон, принимаемый по 4 мг каждые 6 ч, эффективен при лечении той формы болезни, которая протекает с неврологическими расстройствами. Не доказано, что этот препарат лучше ацетазоламида или что комбинация двух препаратов лучше, чем назначение одного из них.

П. С. Ауэрбах, К. В. Кайзер
Похожие статьи
показать еще
Prev Next